Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:36 

Мы не против войны, но мы за диалог
Нет, я все-таки здесь. Нужен ли мне этот дневник? Еще не решила. Надюшка растет, растет, выросла. Олежка - и подавно. Мои дети большие, а я стала легче и проще, и мир - он тоже, такой большой, такой разный. Банально звучит - но ведь это так, верно? И некогда писать о том, как все меня огорчают.

06:17 

Мы не против войны, но мы за диалог
Две недели провела с Надей один на один (муж в командировке, Олежка - у бабушки с дедушкой). Много думала. Поняла, что всех достала))))
Серьезно, я последние месяцы была в конкретном, как сейчас понимаю, неадеквате. Я запилила напрочь всех, до кого могла дотянуться. Особенно доставалось моим мужикам. Конечно.
Олежку я прессовала утром, днем и вечером: ты старший брат! Ты должен то, се, это, пятое, десятое. Принеси пеленку, покачай кроватку, помой погремушку, поешь сам, выключи телевизор, ей вредно, а давай сегодня без сказки, я уже с ног валюсь.
"Ты же большой", когда надо бы "уже большой". Потому что больших мальчиков все-таки не отправляют спать в восемь часов напару с грудными младенцами, чтобы мама успела еще в дневники заглянуть))))
Мужу доставалось круглые сутки. За все. Особенно за черты характера, с которыми я легко мирилась в молодости. Доставаться начало еще с беременности. Когда я тусовалась в больнице и мрачно подставляла зад под магнезию и но-шпу, мне хотелось - минимум - пары ласковых смс-ок на сон грядущий ("любимая Яромира"), но муж звонил вечером, и бодро рапортовал: кашу сварили (пригорела!), гулять ходили (что-то носом хлюпает!), из сада забрал (а синие трусы в цветочек - наши?), в магазин сходил (купил пива). Ну не способен мой супруг на ласковые слова, и никогда не был, я раньше вообще этого не замечала. И умела ценить добрые намерения, а не только вычитывать за сопли и кашу. Зато он успевал совмещать работу, Олега и ежедневные походы ко мне в больницу (с фруктами, на которые я уже смотреть не могла, и которые каждый раз оказывались не те)))))).
Родилась Наденька - стало веселее. Работа, Олег (правда, минус походы в больницу), и... о, да. То, на чем погорели тысячи женщин во всем мире: "ты некрена мне не помогаешь". Классическое: ну на хоть покачай! И через минуту - о божебожебоже, что ты делаешь, нет, давай обратно. Ты не так ее держишь, ты ее опять усадил на локоть, и вообще, ей не нравится у тебя на руках, видишь, какую мордочку сквасила, иди на ручки, мое солнышко, моя лапушка. А еще ты не разворачиваешь пеленки перед стиркой, слишком громко играешь с Олегом, опять не поставил тарелки в раковину...
Нет, я, как раз, не изводила мужа заданиями. Я вообще ничего ему не доверяла, кроме забрасывания пеленок в машину и втаскивания коляски на третий этаж. Иногда просила придержать головку в ванной, или давала подержать, пока чай ставлю. Но стоило ей вякнуть, как тут же прибегала, как квочка, чтобы отобрать свое милое дитятко из этих неуклюжих рук.
Мрак кромешный.
И секс был два раза. Не вру, за полгода.
Причем с Олегом ничего такого не было (или я не помню, хм...), вот ничегошеньки. Я была весела и позитивна, честно-честно. И посуду мы мыли по очереди, а не "ты все равно оставляешь донышки жирными". И никого это не напрягало.
... так вот, осталась я одна с Надинькой моей драгоценной. И однажды, одной рукой держа девчоночку в ванной, а другой заготавливая полотенчики-памперсы для одевания (обычно муж держит, я мою, Олег пеленки раскладывает), я вдруг подумала: "а зачем вообще мне кто-то нужен, нам так вдвоем хорошо". И стало мне страшно. Что вообще с моей, блин, головой?
Что я вообще, блин, делаю.

Ой, ой, люди добрые, возвращайтесь под Яромирино крылышко, Яромира одумалась и будет ангелом... не будет вас больше третировать.
Чесслово.

11:36 

Мы не против войны, но мы за диалог
"Скорей бы сел! Скорей бы пошел!" - думала я, баюкая маленького Олега. "Скорей бы вырос!" - мечтала я, когда у него были колики и он диким голосом визжал по три-четыре часа подряд. "Скорей бы заговорил!" - мне хотелось, чтобы все видели, какой у меня взрослый, понятливый и самостоятельный пацан. Больше килограммов, больше зубов, больше слов... в погоне за этим я теряла наслаждение мелочами, хотя... я им гордилась и радовалась этим успехам, этому росту. Радуюсь и сейчас. И так же тороплю: и гимнастика и книжки, и обучающие мультики и всякая другая хрень, без который росли мы и ничего, стали людьми ))))))
Но, может быть, для мальчика это и верно. Ведь после от него всю жизнь будут требовать - быстрее, выше, сильнее.

Но Наденька растет так быстро, слишком быстро! Я не успеваю наглядеться и совсем не хочу, чтобы она росла быстрее. Может быть - скорее всего - это мой последний ребенок, и может быть, мне уже никогда не любоваться на мутные глазки, ничего не понимающие и смотрящие куда-то внутрь себя. И уже никто не будет умещаться у меня на предплечье, и никогда мне, может быть, никого не придется пеленать.
Нет, я совсем не мечтаю поскорее услышать первый смех, скормить первую ложечку каши, поддержать первый шажок и надеть первое платьице.
Пусть все будет, как надо. Никуда не хочу торопиться.
А ведь она сегодня первый раз сама схватила погремушку.

14:47 

Мы не против войны, но мы за диалог
Есть дети, которые более твои, чем если бы ты их родила. У многих, я знаю, такие дети есть.
Есть и у меня такая девочка. Уже большая, ей лет восемь-десять, наверное. Вот чудно, не знать, сколько лет твоей дочери, даже если она и не твоя.

И я бы с удовольствием забрала бы ее у ее родителей, потому что у них в руках - сказка, да что ж поделать, когда - не это нужно.
Это я их сегодня на прогулке встретила. Мы редко видимся, и знакомство это шапочное, один раз в отпуск вместе ездили.
Нету мне хода к этой девочке. В гости позвать, что ли?

14:35 

Мы не против войны, но мы за диалог
Сегодня я пошла на рынок покупать кроссовки. Там, где я живу - это очень далеко от Москвы - через несколько дней обещают +5 ночью и +15 днем. Это не осень, но уже холодно.
И вот, присмотрела я себе кроссовочки, черненькие, длинненькие, самые такие обычные удобные кроссовочки - и уже деньги достала расплатиться, как вдруг - опа, снег на голову Яромиры - стоят, блин, они.
Розово-бело-голубые молодежные тапки - не ошибусь, если скажу "эмовские", такие большие, похожие на диваны, конфеты "дунькина радость" и щенят одновременно, с широкими такими шнурками? В общем, стоят.
И стою перед ними я.
Тетка, которой уже под тридцать, которой о боге и о душе пора подумать, а никак не на рынке подростковые обувки присматривать.
И все же я их купила, вот.
Потому что я все-таки не в том еще возрасте, когда это совсем неприлично. Хотя и близко к нему.
Не осень, но уже холодно.

Гулять в них буду по дворикам окрестным. Потому что самую главную новость-то я еще не рассказала. Я ведь, пока отсутствовала, все-таки родила дочку Наденьку (не хотела так ее называть - уж больно тяжелая была беременность, еще подумают, что я - не верила. А я даже не просто верила, я твердо знала и никаких). Полузабытый за хлопотами мой молодежный розово-бело-голубой дневничок. Первый ребенок меня вырвал из юношеской компании, сделал сразу - женщиной, ответственной, взрослой, смутно одинокой. Может быть, потому что - первый. Или потому что - сын, маленький, а мужчина. Другое существо, ты хоть и целуешь ему щечки, вяжешь носочки, а все украдкой - у другой женщины отбивая, в долг целуешь. И может быть, эта другая женщина не родилась еще, а поди ж ты. Она уже над ним довлеет, он уже немного ее.
Но с доченькой я будто помолодела на десять лет ;) Я девочка с девочкой, и пусть дворовые бабки косятся, как я иду вся такая с пацаном и коляской в дурацких толстых кроссовках, и две перевитые ленточками косички струятся вдоль спины, как два хвостика.

17:13 

Мы не против войны, но мы за диалог
Немножко все как-то мимо меня. Я сама немножко мимо себя: спокойным голосом рассуждаю о ценах и покупках, а мысли путаются и слезы льются. Ни слезы, ни цены и покупки меня совершенно не задевают. Мысли, в общем-то, тоже.
Глаза боятся - руки делают.
Вечера все теплее, сегодня вот думаю вывести своих на салют - я не люблю салюты, но что-то мне подсказывает, что со мной скучно, надо развеяться - или развеять? Не люблю салюты, а раньше сказала бы - ненавижу. Но я уже как-то ничто и никого не ненавижу. Скучно это.
Я редко сюда пишу - да как-то и не о чем, совсем закрутилась: о бытовом писать не хочется, о любовном - нечего, об одиночестве - как-то уже неприлично даже.
Будет лето. Грибы и хвоинки на лесных тропках, пляжи и мячики, шашлыки и сорняки. А могло бы ведь: остывающий воздух сумерек, прохладная трава под босыми пятками, запах пыли и вжиканье смс. Камешки могли бы быть и пыльные босоножки.
Но будет лето.

15:48 

Мы не против войны, но мы за диалог
Периодически мне осточертевают конструкторы и жужжание машинок, и я вспоминаю, что я, вообще-то, не мать-ехидна, а интеллигентная женщина и неплохо было бы развивать разные высокодуховные семейные традиции. Например, вечерние чтения при зеленой лампе )))
С этой благой целью я раскопала среди нелюбимых детских книг толстенный том братьев Гримм...
Скажу честно, таких братьев Гримм я еще не знала )))) То есть, я, конечно, знала, что век тот был мрачным и циничным, а сказки без обработки натуральная жесть, но это - это мне понравилось!
Замечательная вещь для вечернего чтения. Главное - начисто не иметь воображения и привычки все злоключения героев примерять на себя.
И это еще современные мультики типа жестокие...

А мужчинам понравилось.

07:05 

Мы не против войны, но мы за диалог
Насколько я все-таки солярное существо. Вчера вечером, придавленная масштабами собственного одиночества, я всем существом жаждала - хоть одного ласкового слова, хоть одного объятия, одного звонка, письма... даже одного смс - и того было бы достаточно.
Но всем, как это по закону подлости бывает, враз стало не до меня. Хотя обычно мироздание не скупится на ласку.
Как мне было плохо! Я давилась слезами в подушку (на самом деле, нечастое явление), я не могла уснуть, а когда смогла - всю ночь смотрела кошмары, где меня в каждом сюжете неизменно оставляли одну: маленькую, на дне города; сказочную - в горящем доме; обычную - в темном лабиринте. Что там, я до развода с мужем досмотрелась ))))))
Это была, кроме шуток, адская ночка.
Но вот, я разлепляю уреванные глаза в залитую светом комнату... и вдруг понимаю: а на хер, они мне, простите, все вчера сдались? Я что - не смогу сама?..
Я чего-то сама не могу?
Решено: сегодня я посылаю нафиг выходные в кругу семьи (где они были вчера вечером?), в кругу друзей (привет-привет, товарищи, кто мне вчера ответил хотя бы на одно сообщение?), и иду куда-нибудь одна.
Я сто лет никуда не ходила - одна и низачем.
Тебя, героиня вчерашнего поста, я посылаю нафиг тоже.

Феминизм и чувство крепкого стояния на ногах отвратительно влияет на отношения с ближними.

18:34 

"Кому не писали писем, кому с тобой не клялись мы? Спи себе..."

Мы не против войны, но мы за диалог
Вот и снова оно - чувство одиночества, которое не дает уснуть.
Одиночество, которое не развеять детскими улыбками, не разгладить сильными руками, не утишить маминым шопотом.
Одиночество замороченной злюки, иногда выбивающейся из всей той правильной жизни, что выстроила себе, и от которой сбежала - сюда.

... женщина. Равная мне - по уму (это - обязательно), по силам (в т.ч. физическим), по возможностям, - и - главное - одинокая, как и я. "Истинно поэтовая несчастность (одиночество - курсив мой) - красоте, богатству, дару вопреки. Торжество самой субстанции поэта: вопреки всему, через все, ни из-за чего - несчастности."
И чтобы быть друг у друга единственными.
Но не единственным.
Не единственным выходом.
Пусть это будет "беда без попытки помочь", я не хочу любить ее (семьи - достаточно, хотя сублимировать я хочу именно собственную - в семье - недолюбленность, всем-быть-оплотом обязанность). Я не хочу страдать из-за нее. Я хочу, чтобы она просто была. Хочу гулять с ней по осенним улицам - возвышенно и одухотворенно. Хочу ходить с ней на рынок за картошкой. Или в театр. Или на пляж с дурацкой книжкой. Или провожать ее на поезд. Или быть - ею - с поезда встречаемой. Или брать для нее талончики к лору, потому что она опять на работе, а я... ну, мне же все равно по дороге. Хочу скидывать ей с кончика шарфа остывающую, готовенькую, новенькую, вселенную. Хочу, чтобы она знала, как я сейчас затягиваю на шее провод от наушников, подпевая БГ, которого она... ненавидит?
Да, я говорю о конкретном человеке. Такая женщина есть. Она живая, материальная, строгая, изредка она находится так близко, что я могу потрогать ее рыжеватые на солнце косы, послушать ее удивленное "че", поглядеть на соответствующую случаю гримаску.

Она одинока, как и я. Она, как и я, нуждается в подруге.
Но меж нами - годы любви к одному и тому же человеку, о которым мы мало что знаем сейчас.
Ингвар.
Здесь еще не слышали этого имени - и верно: на деле оно другое. Та женщина в своем живом журнале тоже не называет настоящего.

@настроение: "вот и выпущены из рук - твои рученьки, вот ты и отмучилась - милая, милая, милая мученица...

07:42 

Мы не против войны, но мы за диалог
Месяц без записей - я как девочка из той сказки, что забивала гвоздики в забор каждый раз, когда не могла сдержаться.

13:48 

Мы не против войны, но мы за диалог
Каждый раз, когда я пишу сюда - я это делаю вместо того, чтобы сорваться.
Пост вместо разбитой чашки, вместо окрика, иногда - вместо слез.
Вместо ненависти.
Вместо яда.
Все это пафосно, меня саму тошнит от этого фона и аватарок, от этих строк.
Это я? Я, да?
Это я - такая ненавидящая, такая нудная, такая однообразная, как сказочная злодейка?
Как же я устала, как же устала быть веселой, понимающей, неунывающей, девочкой-колокольчиком?
Сколько же можно?
Почему посты появляются так часто?
Почему так часто я ненавижу?
Что я, кто?
Зачем?

18:24 

Мы не против войны, но мы за диалог
Я всегда хотела, чтобы мне никто не был нужен. Чтобы работать по выходным, а в будние дни где-то гулять часами, одной или с фотоаппаратом; чтобы провести вечер с книжкой и не заскучать; чтобы пойти в магазин за юбкой - без подружки; чтобы в отпуск поехать - ну ладно, с пацаном (куда от него) - но "без взрослых", чтобы сама, как в детстве; и лежать на пляже, опять же с книжкой или плеером, и всех видеть в гробу в белых тапках. В упор не видеть, какие загорелые ноги у "вооон того, в синих трусах" или как томно "вооон тот, рядом с брюнеткой" закуривает сигарету. В упор не видеть людей, как бы я этого хотела.
Тогда, я думаю, сразу бы появились люди, которые на это клюют (каюсь, раньше я частенько прикидывалась этакой одиночкой перед симпатичными юношами, и на какое-то время они были в моей власти - пока не понимали, что все неправда, и я "такая же клуша, как Маша с параллельной группы")... вот когда я, чертова лицемерка, была бы счастлива и всем нужна _)
Но нет. Я все равно исподтишка наблюдаю за ними.
За всеми.

18:50 

Мы не против войны, но мы за диалог
Боженька, все бестолку. Сил нет больше. Стремно-то как.
Мне нужно что-то, что перебило бы боль ото всей этой бессмысленности.
Не любовь - она лишь родит новую.
Не ответственность - уж ею-то я сыта по горлышко.
Не люди, не книги, не запахи, не... не мир?
Что еще, господи?
Ты ведь знаешь, да?
Ты ведь все знаешь?

15:48 

"... Вы стать могли бы ему сестрой; он, наверное, страдает сам" (с)

Мы не против войны, но мы за диалог
В моих кругах не принято выносить сор из избы, обсуждать внутрисемейные дела.
Такие вот приятели у меня, такие приятельницы.
Такой отец и такая мать.
Мне же надо с кем-то говорить. Дневник в этом плане - ничуть не хуже человека. Совета не даст? О боже! Да положа руку на сердце - когда родственники или друзья давали дельный совет в настолько личных делах?
Советы мы (ладно, я) принимаем и считаем дельными, только если они сходятся с нашей - а пусть бы и подсознательной - точкой зрения.
Мне только и надо, что выговориться.

@настроение: пьяная мать - горе семьи

18:39 

Мы не против войны, но мы за диалог
Когда мы были молоды и прекрасны у нас не было интернета, мы писали письма от руки. Настоящие бумажные письма, по которым не вздыхает нынче только ленивый - и даже неленивый которых нынче не пишет.
Нерентабельно ибо.
Любая мало-мальски ценная мысль нынче стремится продаться. Ну не за деньги, конечно, - за внимание.
Продаться как можно большему числу людей. В дневники. Или в статус вконтакте. Или куда еще. Чтобы больше откликов получить - меньшими усилиями.
А письмо - это целые лист, целых два-три-четыре листа мыслей, удачных строк и фраз - только для одного. Бесценный подарок, о да. И можно бы эти листы-фразы переписать, еще куда-нибудь употребить - но мы ведь нынче все повязаны одной веревочкой взаимных френдов, онлайнов и общих сетевых знакомых. Вот я сюда убежала - надолго ли? Заметят, запалят - и будет неловко.
Хочу писем.
Дарить письма и принимать в дар.
Так как-то.

13:40 

Мы не против войны, но мы за диалог
Снег кончился вдруг. Ударился оземь и оборотился лужами. Олег хмуро бороздит оные в резиновых сапожках, некоторые молодые девочки из тех, что "в наше время" подались бы в хиппушки, пробегают самым-краем в таких же точно. Ну ладно, не в таких-же-прямо, у них - и с бабочками, и с ленточками, и с пятнышками. Однако резиновые - зуб даю. Но хоть бы одна наступила в воду лишний раз!
Сила привычки, или просто не поросята, не любят грязной талой воды? Я, любящая, не понимаю. И продала бы душу за минус двадцать лет и резиновые сапожки. Можно даже за калоши. Синие. Но это крайний вариант.

18:23 

Мы не против войны, но мы за диалог
Никого нельзя любить слишком сильно - ни детей, ни других - потому что избаловываются мгновенно, перестают - тебя любить.
Чего допускать не стоит. Но что делать с нежностью, разрывающей тебя изнутри, как стрела со взрывающимся наконечником?..
Как вспомнить себя гордой девчонкой, которая черту брат и по банке пива в каждой руке, и никто не в указ?

А мне теперь просто очень... одиноко. То, что я делаю - моя счастливая социальная роль.
Не более.
А мне - лично мне, изнутри мне, - одиноко до чертиков. Мне нужна подруга.
Не-женщина, вернее, еще не женщина. У меня никогда не было подруги. Только мальчишки и позже мужчины.

18:59 

Мы не против войны, но мы за диалог
"Ноль-один-ноль-ноль..." (с) Отто Дикс

Я ведь до сих пор никого не разлюбила, не заложена во мне какая-то необходимая переменная - к бедам ли, Ярча? Ни одного - и - сознаюсь - ни одной (вернее, той одной). Начиная с мальчишки, что дарил мне чупа-чупсы в пятом классе, кончая давно отболевшим, но не кончившимся где-то глубоко внутри. Нет, что вы. Есть человек, который всегда рядом, которому я всегда рядом, которого - не предать - равно быть. Но любовь - не предательство, я имен не помню и уж подавно никогда не вижу-не увижу. Любовь от этого не зависит. Она просто есть глубоко внутри (где, если по-честному, угнездился комочек пустоты, обросший Ярчей).
И я все по-прежнему срываюсь, уже укутанная в плед и тьму спальни, под вяканье аськи в соседней комнате, под тихий звук ноутских резиновых клавиш: вспоминать? Знать? Знать - что есть?
Мы слишком много значения стали придавать слову "молитва", а ведь это то, что совершалось нашими прабабками по нескольку раз на дню, бездумно и только иногда - от слез.
Слезам мы тоже слишком много значения стали придавать.
То, что я делаю сейчас - это молитва. Простое, незамысловатое действо переложения своих проблем на чужие - бога, блога? - плечи. А плакать я разучилась, когда поняла, что могу - утешать, успокаивать и убаюкивать.
Я никогда не верила в тебя, высшая сила, я сама себе всегда была высшей силой и всяческим эталоном. Сперва не верила злобно, после равнодушно, еще после - с любопытством. Совсем потом записалась в агностики, и ныне пребываю там.
Но не оставь меня, высшая сила. Я пойму тебя, когда-нибудь.
Мне стало легче. Надо же.
Легче от этого дневника, которого никто не читает, где не будет комментариев, а-ля: "ты такая счастливая, Ярча, крепись, надо быть счастливой, надо просто, надо ради сына, ради мужа, ради мамы с папой...".
Где никто не будет меня утешать.
Молитва - в пустоту?

"Ноль-ноль-один-ноль..." (с) Отто Дикс

03:55 

Мы не против войны, но мы за диалог
Прежде-то я часто сетовала, что в "повседневности" меня упрекают ну совершенно незаслуженно. Дневник-де, он на то и дневник, чтобы не загружать его псевдооткрытиями и "умными" мыслями, которые лишь смешат твоих ПЧ, имевших в детстве возможность прочитать более ста книг.
Но все утро я циркулирую по квартире, кошусь на знакомые рюмки в серванте, распечатки на тумбочке, пыль на телефоне - и говорю себе: жить надо так, как будто ничего нельзя переиграть. Жить надо так... Иначе все мышиная возня с "выбором", которой мы так гордимся, начисто теряет смысл. Иначе все...
Рассказывают, что дочь моей близкой подруги, услышав о чьем-то разводе, при фразе "он встретил другую женщину", прижалась к матери и испуганно спросила: "а если ты встретишь... другую девочку?.. Ты ведь не встретишь?".
Верится с трудом, ибо - практически дословная цитата из "Позднего ребенка". Но в любом случае отражает суть. Твоя жизнь в чем-то - твой ребенок. Ее не должно быть возможно переиграть. По крайней мере, в узловых событиях.

17:37 

Мы не против войны, но мы за диалог
Иногда нам приходится уходить, заметать следы, обкатывать новый стиль и очень бояться быть узнанной.
Меня зовут Яромира, Ярча, и сегодня я кардинально изменила себе себя на diary, впрочем, не только. Закрыла дневники и глаза - многим и на многое.
Мне всегда казалось, что нельзя начинать новую жизнь с непрощения, ведь верно? Но иногда - иногда можно.
Потому что если я буду думать о нем всю оставшуюся жизнь - я ее сама себе разъем, как ядохимикат. Бывало так с вами? Чтобы человек (не любимый, не любовник, не родственник и не друг) вдруг пропахал вашу жизнь - чему вы немало способствовали - и сгинул, а теперь объявился.
И горечь не утихает.
А у вас семья и дети. А их вы любите.
Но вас разъедает горечь.
И вы, усадив старшего (вы единственного сына Олежку зовете "старшим", просто в тщетной надежде, твердо зная, что второй вам даже не отсвечивает), так банально в наш просвещенный век таращитесь на страничку его, читаете там отголоски себя - надо же, а ведь это не он вам, а вы ему - не любимая, не любовница, не сестра, не подруга - всю жизнь пропахали и сгинули.
И не знаете, что делать с этими вашими дурными советскими романтическими стереотипами.
И вам хочется, как в выпускном классе, вдавить наушники в уши и выкрутить что-нибудь дурное и забытое, но на рватье нервов, такое, вроде "Агаты". И выть.
Но выть несолидно.
Вот так нескладно и про боль я пожалуй и начну. На сем позвольте временно откланяться, вечно Ваша, Ярча Кольски.

Что нам делать с пьяным матрсом?

главная